• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Культурное расстояние и глобальное потепление

Доклады, представленные 2 апреля на конференции почетным профессором психологии Еврейского университета в Иерусалиме Шаломом Шварцем ("Культурно-ценностные ориентации: природа и значение национальных различий") и специальным представителем Всемирного банка при ВТО и ООН в Женеве Ричардом Ньюфармером ("На пути к следующей волне глобализации"), вполне можно поместить в один тематический сборник.

Доклад Шалома ШварцаДоклады, представленные 2 апреля на конференции почетным профессором психологии Еврейского университета в Иерусалиме Шаломом Шварцем ("Культурно-ценностные ориентации: природа и значение национальных различий") и специальным представителем Всемирного банка при ВТО и ООН в Женеве Ричардом Ньюфармером ("На пути к следующей волне глобализации"), вполне можно поместить в один тематический сборник.

На подходе новая волна глобализации. Мировое сообщество стремится к унификации практически всех областей человеческой деятельности, и кажется, что совсем скоро весь мир будет жить, учиться, заниматься бизнесом по одинаковым стандартам. Однако уже сегодня вполне очевидно взаимодействие глобализации и национально-этнических культур, их взаимопроникновение, то есть то, что принято называть глокализацией или региональными сценариями глобализации.

Культурные ценности и карта национальных регионов

— Центральный аспект культуры — это ценности, — начал свой доклад Шалом Шварц. — Одни из них более желательны в данном обществе, другие — менее. Поэтому можно выделить 7 основных культурно-ценностных ориентаций: гармония, принадлежность к группе, иерархия, мастерство, аффективная автономия, интеллектуальная автономия, эгалитаризм, которые и формируют, в конечном счете, 3 культурно-ценностных измерения.

На крайних полюсах этих измерений находятся идеальные модели обществ, в которых преобладают те или иные культурно-ценностные ориентации.

— В реальности таких обществ не существует, — предостерег профессор Шварц, — на самом деле все гораздо сложнее.

Нельзя сказать, что, например, для такого-то общества характерны гармония и эгалитаризм, корректно говорить скорее о соответствующих тенденциях данного общества, исходя из степени преобладания в нем тех или иных культурно-ценностных ориентаций. Та же гармония, объединенная с эгалитаризмом, конечно, говорит о сильном волюнтаристском настрое в обществе, но вряд ли указывает на степень его концентрации.

Эту степень можно вычислить, основываясь на данных социологических исследований Schwartz Value Survey, которые были проведены в 74 странах и охватили 77 культурных национальных групп. Выборка включала в основном школьных учителей и студентов университетов, а вопросы были составлены с поправкой на национальные и культурные особенности. В опросе было использовано 45 ценностных объектов, которые в различных культурных регионах имеют приблизительно одинаковый смысл.

На основе полученных данных была построена матрица культурного разграничения, по которой можно вычислить т.н. "культурное расстояние" между любыми двумя странами. Именно это культурное расстояние способно объяснить многие конфликты и недопонимания, возникающие при столкновении представителей различных культур. Оно же имеет непосредственное влияние на международную торговлю.

И уже потом, задав, таким образом, своеобразную систему координат, прочертив векторы культурных ориентаций, можно нарисовать карту культурных регионов в современном мире. На основе этой карты кажется вполне возможным составление долгосрочных прогнозов, конечно, если не учитывать различные непредвиденные ситуации (войны, стихийные бедствия и т.д.), которые в исследовании не рассматривались.

Зато природный фактор занял крайне важное место в докладе господина Ричарда Ньюфармера "На пути к следующей волне глобализации". И фактором этим было глобальное потепление.

Экономический рост и глобальное потепление

Ричард НьюфармерГ-н Ньюфармер говорил о том, что следующая волна глобализации будет намного стремительней и повлечет за собой беспрецедентный экономический рост. Развитие пойдет по четырем основным каналам: технологии, финансы, перемещения людей и международная торговля.

— Люди начинают понимать значимость телекоммуникаций, и это понимание открывает перед мировым сообществом широкий спектр новых возможностей по получению глобальных знаний.

Быстрое распространение современных технологий, видимо, ускорит мировую интеграцию, и это — одна из основных причин ускорения глобализации. Причем развивающиеся страны по темпам роста технологического процесса уже сегодня опережают развитые страны.

Также за последние 40 лет резко возросла миграция населения. Люди стали более мобильны. "Если к 20 годам моя дочь посетила около 15 стран, то я набрал такое количество только годам к 35", — полушутя заметил Ричард Ньюфармер.

Для анализа всех этих тенденций специалистами Всемирного банка был выбран долгосрочный сценарий (до 2030 года).

Итак, мировая торговля будет расти, как и мировая интеграция. Соответственно, увеличится доля присутствия развивающихся стран в международной торговле. Уже через четверть века Китай станет главной экономикой мира. Россия тоже будет занимать довольно значимое положение.

— К сожалению, я не специалист в вопросах развития российской экономики, поэтому ничего более конкретного сказать не могу, — пресек докладчик вопросы, которые посыпались на него со всех сторон по поводу наших перспектив.

Мировой экономический рост увеличит доходы и сократит процент абсолютной бедности. Число людей, которые живут меньше, чем на один доллар в день, к 2030 году будет составлять менее 500 млн. человек и почти все они будут сосредоточены в Африке. В развивающихся странах средний доход на душу населения удвоится. Но, увы, даже при таких условиях будет сохраняться экономическое неравенство.

Ричард Ньюфармер— Это хорошие новости, — заметил господин Ньюфармер. — Но есть и плохие.

Во-первых, последствия глобального потепления непредсказуемы, но уже сейчас ясно, что пострадают от них именно развивающиеся страны, хотя основную ответственность за возникновение этой проблемы несут развитые экономики.

Во-вторых, глобализация повлечет за собой большие потрясения. В частности, это будет происходить при внедрении в мировую экономику локальных экономик. Некоторые регионы, например часть Африки, окончательно отстанут от мирового сообщества. Латинская Америка не сможет в полной мере использовать потенциал своего экономического роста.

В-третьих, изменения на рынках труда будут для многих слишком быстрыми. Возникнет большая текучесть рабочей силы. Системам социального обеспечения придется переориентироваться, чтобы помогать людям менять места работы. Это обострит многие экономические проблемы, а политические институты окажутся слишком слабы, чтобы с ними справиться безболезненно.

Вообще, реализация потенциала мировой интеграции требует определенного политического ответа — как на глобальном, так и на локальном уровне. Внутренняя политика отдельных стран должна усилить конкурентоспособность своих экономик и тем самым подтвердить, что возможности экономического роста используются повсеместно.

Единственный путь поощрения глобального равенства — это многосторонняя экономическая реформа, проект которой сейчас обсуждается в рамках ВТО. Она могла бы объединить все мировое сообщество в единую многостороннюю систему и обеспечить поддержку низкодоходным странам, чтобы они в полной мере могли использовать возможности экономического роста.

Альфия Булатова, корреспондент Экспертного канала "Открытая экономика"